Нефтяная ловушка. Часть 2.

В последнее время на рынке нефти происходит множество любопытных событий. Не могу их все комментировать, поскольку специалистом не являюсь, однако есть у меня личные наблюдения, которые, как мне кажется, пока мало кто видит.

Почти 2 года назад я написал небольшую статью под названием «Нефтяная ловушка». Не буду пересказывать её, приведу лишь вывод – при том уровне цен, что сложился к 2016г, у нефтяного сектора США выхода из долговой ловушки не было. Нужно было надуть еще один, на этот раз третий пузырь по ценам, не снижая уровень добычи и не увеличивая уровень инвестиций, поскольку накопленный объем долговых бумаг и синдицированных кредитов по состоянию на 2016г. достиг 3 трлн. долл (данные Банка Международных расчетов).

Пришло время сделать к той статье небольшое дополнение. Ниже – уже знакомый график, где цифрами выделены зоны роста и падения, 5 означает текущий этап. Как мы видим, попытка надуть третий пузырь по ценам все же предпринимается.

Теперь основной вопрос – какими средствами и какой ценой это делается. В мире все же произошли некоторые изменения, главное из которых – запуск нефтяных фьючерсов номинированных в юанях. Некоторые пишут, что это начало заката эпохи нефтедоллара. Может, и так, но давайте для начала кое-что уточним.

Итак, что мы знаем относительно американской нефтедобывающей промышленности? По данным и Американского института нефти, и МЭА добыча в США бьет рекорды. Не будем перегружать эту небольшую статью графиками, кто в теме, тот об этом прекрасно знает. Есть масса аналитических обзоров на тему противостояния ОПЕК и США, основная мысль которых состоит в том что ограничение добычи со стороны ОПЕК компенсируется ростом добычи в США, и что американские сланцевики заместят выпадающие объемы добычи, а ОПЕК в итоге проиграет.

Но тут несколько нестыковок. Во-первых жизнь сланцевых скважин, как известно, коротка. 2-3 года, и дебет падает критически, а значит, необходимо поддерживать объемы бурения на стабильно высоком уровне. Отчеты Baker Hughes на первый взгляд неплохие, и объемы бурения теоретически позволяют компенсировать снижение дебета старых скважин, но рост и бурения, и добычи должен сопровождаться в том числе и рядом других показателей, таких как рост инвестиций в отрасль и рост ом занятости в секторе.

По инвестициям нам доступны данные по 4 квартал 2017г, по занятости – по февраль 2018г. Давайте посмотрим на график. Здесь цифрами выделены те же периоды, что и в графике выше.

Сдутия первых двух пузырей сопровождалось резким снижением притока инвестиций (зоны 2 и 4), а также некоторым сокращением занятости в секторе. Тут все понятно.

На современном этапе рост инвестиций возобновился, и по состоянию на 4 кв. 2017г. он ниже, чем в 2007, и заметно ниже чем в период 2012/14г., то есть пока и объемы бурения, и объемы инвестиций в отрасль хоть и находятся в зоне роста, но не могут обосновать рекордно высокий уровень добычи. Пишут, что дело в технологиях, мол, способы извлечения продвинулись очень далеко, возможно, доля истины в этом есть.

Я же хотел обратить ваше внимание на оранжевую линию, особенно на последний 5 этап. Она показывает уровень занятости по сектору в целом. Все наверное в курсе, что в США сейчас очень низкая безработица, ну прямо полная занятость, и обратите внимание на парадокс – занятость по сектору сейчас на уровне 10-летней давности. Ни рост инвестиций в отрасль, ни рост бурения, ни тем более рекордный рост добычи никак не отражается на уровне занятости – она как упала на фоне сдутия второго пузыря, так и осталась на том же уровне.

Итак, есть рекордный рост добычи, но при этом объемы бурения значительно ниже рекордных, объемы инвестиций значительно ниже рекордных, а занятость в секторе на минимуме. Волшебство какое-то.

Предполагаю, что мы имеем дело с гримасой американской статистики, которая отчаянно прячет от всего мира истинное состояние дел. Нет никакого бурного роста добычи сланцевой нефти. Есть неожиданно сильное падение добычи в Мексике, и, подозреваю, там и находится источник рекордного роста добычи в США. А может быть, этот источник базируется только на бумаге, учитывая слабую загруженность нефтеперерабатывающих мощностей, часть их которых находится прямо на грани банкротства.

Вот собственно и все, что я хотел сказать.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *