О нефти и второй сланцевой революции

Нефть так и не выросла после ноября, хотя оптимистичных прогнозов было много. Устоявшееся мнение заключается в том, что США наращивают добычу, занимая освобождающуюся долю рынка после того, как ОПЕК+ ограничили свою добычу. Доля истины в этом, конечно, есть, природа не терпит пустоты. Вот типичная статья на эту тему Нефтедобыча компании Shell на новых площадках Пермиана прибыльна при $20 за баррель Какое-то злорадство там проскакивает, мол, вот какие мы крутые, и при 20 долл. себестоимости выдавим эту ОПЕК с рынка.

Всё это, конечно, чистый пиар. Я написал небольшую статью на эту тему для Нефтепромбанка.

Вторая сланцевая революция. За и против.

Несмотря на то, что страны ОПЕК+ в целом выполняют достигнутые в конце прошлого года договоренности по сокращению объемов добычи нефти, котировки «черного золота» снизились к 4-месячным минимумам. Основная причина, по консолидированному мнению большинства аналитиков, сводится к тому, что не поддержавшие соглашение ОПЕК производители, и в первую очередь США, воспользовались ситуацией и резко наращивают объёмы добычи, компенсируя тем самым сокращение предложения и сводя нет все усилия ОПЕК+ по стабилизации нефтяных цен.

Насколько эти тенденции долгосрочны? Действительно ли «второй сланцевый бум» может опрокинуть все планы ОПЕК+, а котировки уйдут к 40 долл/барр., как прогнозируют некоторые пессимисты?

Попробуем разобраться.

Опасения, что сланцевая нефть зальет весь мир и обрушит экономики традиционных добывающих стран, носят пока, скорее, характер пиар-акции, чем реальной опасности. К примеру, несмотря на уверенный рост занятости и снижения безработицы к уровню 4.7%, что даже ниже таргета, установленного ФРС в качестве критерия «восстановления рынка труда», никакого бурного роста занятости в горнодобывающем секторе не наблюдается. С августа 2016г. всего лишь приостановлено падение занятости, которое в данный момент находится на уровнях 5-летних минимумов, то есть существенно ниже эпохи «сланцевой революции».

Еще один критерий – это рост инвестиций в сектор. Да, в последние месяцы, по данным нефтесервисной компании Baker Hughes, наблюдается рост количества активных буровых установок, что позволяет рассчитывать и на рост добычи в недалеком будущем. По состоянию на 24 марта число установок составляло 652 шт, или 40,5% от пика, достигнутого в сентябре 2014г. Без роста инвестиций в сектор рост активности нельзя считать устойчивым, однако по состоянию на 4 кв. 2016г. никакого заметного прироста капитала в сектор не наблюдалось.

Занятость и инвестиции

Возможно, данные за 1 кв. покажут рост инвестиций, но будет ли его достаточно для того, чтобы стимулировать создание еще одного сланцевого бума? В этом есть серьезные сомнения.

Более 100 компаний, разрабатывающих перспективный Пермский бассейн с его относительно легкодоступной нефтью, обанкротились, совокупные объемы дефолтов составили более 70 млрд. долл, а текущая задолженность тех, кто остался, превышает, по данным агентства Bloomberg, более 200 млрд. долл.

2016г. основные нефтесервисные компании США завершили с убытками. Так, крупнейшая в мире сервисная компания в области добычи нефти и газа Schlumberger (SLB), работающая более чем в 85 странах мира, получила убыток в $1,6 млрд., выручка компании сократилась на 21.6%. Компания Baker Hughes (BHI) зафиксировала убыток в размере 2,736 млрд. долларов, выручка снизилась в 1,59 раза — до 9,841 млрд. долл., ну а рекордные убытки Halliburton Inc. (HAL) уже давно никого не удивляют – в 2016г. чистый убыток увеличился в 8.6 раза и составил 5.769 млрд. долл, а выручка упала до 15.887 млрд. долл. что на 32.8% ниже показателя предыдущего года.

Убытки являются прямым следствием от падения цен на нефть в 2014/15г. Для того, чтобы увеличивать объемы добычи в течении ближайших лет, добывающие компании должны привлекать капитал объемом в десятки млрд. долл. ежегодно, причем не только на разработку новых проектов, но и в значительной степени – на реструктуризацию старых долгов. Это возможно, однако для того, чтобы в США созрел еще один сланцевый бум, требуется одновременное созревание сразу нескольких условий.

Начнем с того, что нормализация монетарной политики ФРС неизбежно приведет к удорожанию стоимости заимствований. Реструктуризация накопленного долга для добывающих компаний станет более обременительной, ведь накопленные сотни миллиардов долларов кредитов были взяты по ставкам, близким к нулевым, и компаниям для достижения необходимого уровня доходности потребуется более высокая цена на нефть. В случае, если цены останутся на текущих уровнях около 50 долл. за баррель для сорта WTI, приход масштабных инвестиций в отрасль практически исключен.

Второй фактор – это устойчивый рост мирового спроса. Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует, что суточное потребление превысит 100 Мбарр/сут в 2019г, и к 2022г. достигнет 104 Мбарр/сут, причем весь рост придется на страны Азии. МЭА полагает, что США могут добавить в мировое производство около 3 Мбарр/сут в течении 5 лет, но только при условии, что среднегодовые цены поднимутся к 80 долл/барр. Если же цены будут не выше 60 долл/барр, а этот уровень вполне устраивает подавляющее большинство производителей, то прирост США не превысит 1.4 Мбарр/сут к 2022г.

Примерно такие же цифры ожидает и ОПЕК. По его прогнозам, в 2017г. мировой спрос вырастет на 1.19 Мбарр/сут и достигнет 95.81 Мбарр/сут, рост спроса превышает возможности США даже при наиболее благоприятном развитий событий для сланцевой отрасли.

Таким образом, на текущей момент складывается вполне определенная картина. Всплеск активности в нефтяной отрасли США носит авансовый характер и происходит, скорее, на операционных ресурсах компаний, не подкрепленных ростом инвестиций. Его причины на поверхности – сокращение добычи странами ОПЕК+ на 0.6 Мбарр/сут., снижение себестоимости добычи нефти и ожидание экономических реформ Дональда Трампа, которые должны привести среди прочего и к росту потребления.

К марту 2017г. средний дебет одной нефтяной скважины на двух крупнейших сланцевых месторождениях США снизился на более чем 50% от максимальных уровней, достигнутых к апрелю прошлого года.

Средний дебет скважин

Себестоимость добычи нефти по месторождениям Permian, Eagle Ford и Bakken составляет на начало текущего года 33,39 и 32 долл/барр. соответственно, что заметно ниже 63, 75 и 58 долл/барр. 2 года назад. Отсюда и объясняется активность нефтяных компаний США, сумевших увеличить объемы добычи после того, как страны ОПЕК+ начали снижать добычу. Однако стремительное падение дебета ранее пробуренных скважин потребует объемов бурения, сравнимых с пиковыми значениями 2014г, а себестоимость добычи существенно возрастет, как только дебет скважин снизится к средним уровням 2012/14 гг.

Таким образом, опасность «второй сланцевой революции», которая может привести к долгосрочному снижению цен на сырьё, выглядит явно преувеличенной. По большинству параметров текущая активность носит краткосрочный характер, и уже к концу второго квартала снижение дебета существующих скважин и замедление бурения новых в условиях недостаточного финансирования приведут и к сокращению добычи.

Странам ОПЕК+ в текущих условиях необходимо всего лишь продлить соглашение об ограничении добычи на вторую половину 2017г. и спокойно ждать балансировки спроса и предложения. В понедельник 27 марта пройдет встреча комитета по мониторингу соблюдения соглашения ОПЕК, по итогам которого можно ожидать заявлений о перспективах продления соглашения, полноформатное же заседание ОПЕК состоится 25 мая, и именно к этому времени решение в общих чертах уже будет сформулировано.

Пожалуй, единственная опасность, которая может помешать нефти восстановиться к 60 долл/барр и выше к концу 2 квартала заключается в том, что Дональду Трампу не удастся достичь соглашения с Конгрессом по запуску пакета реформ, что в итоге может вылиться в полномасштабный кризис. Трамп был вынужден отозвать из Конгресса пакет реформ по здравоохранению, поскольку не смог набрать необходимого большинства голосов, причиной этого решения является раскол в рядах республиканцев. Вероятнее всего, процесс запуска реформ в США затянется до осени, что снизит и вероятность прихода инвестиций в нефтедобывающий сектор.

Таким образом, попытки медведей закрепиться ниже 50 долл/барр. пока носят краткосрочный и очевидно спекулятивный характер, мало подкрепленный фундаментальными причинами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *